Новости

По той дороге на черноморском побережье

Дмитрий Кряквин призывает участвовать в грядущей летней серии Гран-при Черного моря

В юности ваш автор зачитывался шахматными эссе Генны Сосонко. Некоторые из них, особенно любимые, наверное, изучал от корки до корки более десяти раз. Тогда, в нулевые еще как-то принято было читать, и это считалось делом благородным. Сейчас у подрастающего поколения гораздо большей популярностью пользуются стримы, видеоролики, YouTube, тик-ток, и я прекрасно понимаю, что, продолжая славные традиции классиков, в большей степени тешу ностальгические чувства старшего поколения. Неровен час, руководство федерации объявит: всё, больше печатные материалы не выкладываем, а работаем в жанре Сергея Шипова или канала Levitov Chess. Конечно, не сегодня, не завтра и не послезавтра, но этот день обязательно наступит. А пока…

Итак, с годами количество тех, с кем можно обсудить литературные изыски, стремительно снижалось, но в наших беседах с моим другом, чемпионом России 2014 года Игорем Лысым тема всегда продолжала быть актуальной. Игорь любил цитировать повествование голландского гроссмейстера про Василия Смыслова – тот момент, когда Василий Васильевич технично «отжал» от крупных международных турниров сначала Геннадия Кузьмина, а потом Александра Чернина.

«Смыслов приехал на турнир ИБМ в Амстердам (1981). Один. «А где же Саша Чернин»? – спросил у него невинно. – Саша ведь в прошлом году вторую группу выиграл и в главном турнире должен играть».

«Чернин? Да у него и душа, наверное, черная, – с чувством отвечал Смыслов. – Нет, не говорите, Г., фамилия человеку зря не дается. Не дается! Я вот такой случай помню. После Олимпиады в Тель-Авиве в 64-м году была у нас экскурсия в Иерусалим. Показывал нам все отец Гермоген, импозантный очень мужчина. Стоим мы, значит, в доме, где “Последняя Вечеря” была, и объясняет нам отец Гермоген, кто Его предал, как и что.

«А как же он всё заранее знал? – спрашивает человек, нас, шахматистов, сопровождавший. – Ему что, сигнал кто дал?»

Тут отец Гермоген подобрался весь и громко так отвечает: “Он всё знал! Он Божьим Сыном был!” А фамилия нашего сопровождающего из соответствующих органов была Приставка. Так что, Г., видите, фамилия человеку зря не дается...»

«Да о чем вы, В.В.? При чем здесь фамилия? Вы ведь даже не видели Чернина, он же совсем молодой человек, он же не виноват, что вам в Амстердаме захотелось сыграть...»

«Нет, Г., сказал я, когда узнал о турнире, не бывать этому! С нами Бог и Крестная сила; и пошел к Сергею Павловичу!» (С. П. Павлов – председатель Спорткомитета СССР, очень сильно влиявший на расклад сил в шахматном королевстве)» (Г. Сосонко «Познавший гармонию»).

В свою очередь, среди моих любимых был рассказ про невозвращенца Игоря Иванова. Несколько лет назад в ночь на 9 мая во время европейского турне нас с гроссмейстером Максимом Туровым не забрал в полночь из маленького французского городка водитель немецкого flixbus. Молодая местная жительница на соседней лавке (насколько позволяли понять мои скромные познания иностранных языков) громко обещала всех засудить и поминала всуе Макрона, Меркель, генерала де Голля и маршала Жукова, а я с грустной улыбкой от осознания того, что предстоит сделать в эту ночь, вспоминал следующие строки.

«Шахматы Канады лежали перед ним невозделанными. Эти шахматы резко отличались от тех, в которые Игорь Иванов играл в Советском Союзе.

Швейцарки! Семь партий, девять, одиннадцать. Почти всегда – без выходных. Когда и две партии в день, случалось – три. Игра на нервах, уик-энды, где потеря даже одного очка фатальна, а единственная ничья не гарантирует чистого первого места. Опены, где от результата последней партии зависит итоговый результат в неизмеримо большей степени, чем в турнирах, к которым привык Игорь. Рассказывают: в своей первой швейцарке Иванов, аккуратно уравняв черными, предложил ничью обладателю рейтинга примерно 1800... Больше он не делал этого никогда.

В период 1980-1997 Игорь Иванов выиграл девять учрежденных Американской федерацией Гран-При. Победа в каждом турнире приносила не только приз, пусть и небольшой, но и так называемые «chicken points»: первоначальным спонсором Гран-При была фирма «Church Fried Chicken». Победитель серии получал в конце года 10 000 долларов.

Игорь колесил по всей огромной стране, играя практически каждую неделю. Однажды, отмахав почти трое суток на автобусе из Лос-Анджелеса до восточного побережья, остановился в маленьком городке. Дальше автобус не шел. Спросил, далеко ли до места назначения. – «Да минут двадцать по той дороге...»

Игорь шел пять часов и появился на турнире только под утро. Никому в голову не могло прийти, что кто-то собирается преодолеть это расстояние пешком... Несмотря на бессонную ночь, набрал пять из пяти и завоевал очередные десять «chicken points» (Г. Сосонко). Я – не Иванов, но в итоге хватило 6 из 7…

Мы с тезкой канадско-американского гроссмейстера часто обсуждали, а что случилось бы, проходи такая серия турниров в России? Именно в таком, жестком формате, когда предыдущий старт уже закончился, а ты обязан рваться на следующий и «20 минут по той дороге»! Ведь обычные, искусно разведенные по всей длине российского календаря серии из этапов Кубка и Гран-при РАПИД проходят из года в год, и у нас есть свой народный герой, свой могучий аналог Игоря Иванова – гроссмейстер Павел Понкратов. Но эта серия является куда менее брутальной и без американского принципа: победитель получает все!

И вот эксперимент в чистом виде состоится! Федерация шахмат России объявила о проведении уникального соревнования, в каком-то смысле куда более крутого, более масштабного и многопланового, чем уже ставшая легендарной «Чикен Серия». Десять этапов черноморского Гран-при пройдут с июня по октябрь подряд (!!!) в семи прибрежных, известных на весь мир курортах: Анапа, Сочи, Ольгинка, Новороссийск, Евпатория, Севастополь, Ялта.

Любовь Гордык ждет на три крымских этапа серии Гран-при Черного моря

Классика, рапид, блиц без остановки! Сражаются не только взрослые, но и дети, причем есть даже свой, семейный зачет с аж двумя призами. Если «Church Fried Chicken» предоставлял большой приз в 10000 долларов, то общий призовой фонд итогов черноморской серии составляет в два раза большую сумму. 500 000 рублей получит шахматист, который провел серию с самым ивановским напором (тут можно вспомнить не только Игоря, но и дорогого Сан Саныча). 200 000 тысяч достанется самой фанатичной и сильной шахматистке, по 50 000 получат лучшие ветеран и ветеранша, юноша и девушка, девочка и мальчик! Это все – без учета призов на этапах.

В любом случае, места, в которых проводятся турниры, самые что ни на есть замечательные. И не зря слоган на странице официального сайта турнира chessblacksea.ru гласит: «Море, солнце и шахматы для всей семьи»! А в своем приветственном слове один из главный политических тяжеловесов Государственной Думы РФ, добрый друг шахматистов Александр Жуков желает всем, в первую очередь, здоровья и хорошего летнего настроения. Ведь побеждают в турнирах не все, но здорово, когда многие участники годы спустя вспоминают прошедшие старты как что-то выдающееся.

Черноморское побережье очаровательно как днем...

...так и ночью

Как один из летописцев черноморских турниров отмечу, что спортивный директор жемчужных чемпионатов Сергей Смагин очень давно вынашивал подобную концепцию, и вот при активной поддержке министерства спорта РФ и руководства ФШР идея, наконец, осуществляется. Хорошо помню, как Сергей Борисович переживал в 2018 году на первенствах по рапиду и блицу: «Дима, ну что ты все пишешь – конь дэ пять да слон жэ семь! Давай я покажу тебе, как надо освещать! Ну, что шахматы, шахматы, тут же не только шахматы в «Жемчужине», а море, солнце, бассейн потрясающий с морской водой! Это уникальный турнир! Уникальный! Пусть люди приезжают и замечательно проводят время, отдыхают!»

Сергей Смагин и генеральный директор "Жемчужины" Светлана Ермилова

Мы проследовали на пляж – я, вооруженный новым фотоаппаратом от уехавшей в Канаду Ани Буртасовой, и Сергей Смагин с его огромной любовью ко всем манящим сочинским прелестям. «Сейчас ребята возьмут девушек на руки, мы это все заснимем и выложим на сайт – вот это фурор произведет, все на следующий год приедут!» – доверительно прошептал мне спортивный директор. На пляже мирно отдыхали две группы шахматистов, идеально вписывающиеся в концепцию Смагина. Красавицы из Казани во главе с будущей участницей Суперфинала Зариной Шафигуллиной. И суровые, мускулистые, словно выточенные из гор уральские мужчины с разбросом места жительства от Челябинска до Салехарда.
Московский гроссмейстер выскочил в центр площадки, блистая энергией и разбрасывая креативные идеи, словно Зевс молнии в игривом настроении. Однако публика неожиданно скептически отнеслась к композиции «как я здорово проводил время в Сочи», которую должен был запечатлеть официальный папарацци сайта ФШР. Казанские красавицы, при всей своей утонченности и изяществе, оказались девушками очень робкими и воспитанными: сколько Сергей Борисович руками ни размахивал, залезать на плечи суровых уральских мужиков они не захотели. Последние, к тому же, оказались в половине состава женатыми, и хоть нехотя повиновались командному тону Смагину, но стояли с кислыми выражениями лиц вроде: «Господи, какой скандал меня дома ждет! Я же не сказал Ульяне Андреевне, куда пошел, а тут еще Кряквин с вещдоками». В итоге директор турнира заставил суровых уральских мужиков нырять в бассейн, я заснял их сияющие от счастья схлынувшей угрозы входящие в воду пятки, и все остались очень довольны, включая вышеупомянутых Ульян Андреевн.


Но помните во время черноморской серии Гран-При: как только я и мои коллеги появляемся с фотоаппаратами – все должны прыгать друг другу на руки. В этот раз вам не отвертеться! Анапа уже совсем скоро, и шахматисты-курортники выходят на старт!

Фото Владимира Барского и Дмитрия Кряквина